rurik-l (rurik_l) wrote,
rurik-l
rurik_l

Category:

Стратегический Босфор.

Исламисты Турции ныне требуют перекрыть Босфор России. Месть сладка, но давайте вспомним ту часть нашей истории, которые эти нью-укропы явно забыли, и рвутся поскакать на тех же граблях, на которых скачут до сих пор майданутые.

Россия, являющаяся единственной правопреемницей Царской России (именно поэтому она до сих пор платит Царские долги), имеет полное юридическое право пересмотреть и даже денонсировать Московский договор, заключенный между Турцией и Советской Россией 16 марта 1921 года.

22 сентября 1921 года в Карсе состоялся обмен ратификационными грамотами, согласно которому были измены границы на Кавказе (территория Турция увеличилась на 30%). Данный акт с турецкой стороны был подписан никем не уполномоченными переговорщиками в лице некого комиссара Юсуфа Кемаль-бея, доктора Риза Нур-бея, и Али Фуад-пашы, делегатами, так называемого, кемалистского правительства, не признанного на тот момент ни одной страной мира. Тогда юридическую силу имел регулирующий послевоенные отношения Севрский мирный договор, подписанный администрацией султана Мехмеда VI.

Однако вернемся к Московскому договору. Его первая статья гласит:

«Каждая из договаривающихся сторон соглашаются в принципе не признавать никаких мирных договоров или иных международных актов, к принятию которых понуждалась бы силою…

Под понятием Турции в настоящем договоре подразумеваются территории, включенные в Национальный Турецкий Пакт от 28 января 1920 года, выработанный и провозглашенный Оттоманской Палатой Депутатов в Константинополе".

Причины, по котором большевики подписали этот договор «подарив» Турции земли Империи, историками трактуются по-разному: от поддержки кемалистов и снабжения их оружием, до вынужденной меры для защиты от дальнейшего вторжения кемалистов, поддерживаемых Антантой вглубь Кавказа.

Большевики финансировали и противоборствующую кемалистам группу Энвера. Как всегда у жидов: деньги и оружие обоим сторонам конфликта.

Уже в апреле 1921 г., спустя месяц после подписания в Москве советско-кемалистского Договора о дружбе и братстве, на заседании Политбюро ЦК РКП(б) с участием Ленина, Сталина, Каменева, Радека и др. был положительно решен вопрос о "субсидии группе Энвера” и получила предварительное одобрение просьба последнего об издании в России двух газет на турецком языке”. "Субсидии нужны для того, — говорится в письме Чичерина в ЦК РКП(б) от 22 апреля 1921 г., — чтобы организация турецких националистов — не кемалистов могла существовать. Нам, кроме того, полезно быть в контакте с параллельным турецким центром, помимо кемалистов”.

Чичерин в 1925-1926 гг. в интервью английской "Манчестер Гардиан” и на XIV съезде РКП(б), заявил:"наше тогдашнее сближение с национальной Турцией было и для нее, и для нас актом самосохранения” и "если бы мы не поддерживали национального движения в Турции — Англия была бы у ворот Кавказа”.

В любом случае доказать принуждение к подписанию Московского договора не составит труда. Да и турецкая сторона на тот момент не имела законных прав этот договор подписывать.

Говоря о Московском договоре надо упомянуть  роль Мустафы Кемаля (Ататюрка), бывшего активиста младотурецкой партии «Единение и прогресс», который в 20-х годах прошлого века определял политику Турции. Его приход к власти не изменил традиционно жестокого отношения турок к другим нациям и ознаменовался страшным их истреблением. Так, в 1921 году Кемаля отдал приказ войскам Карабекир-паши о физическом уничтожении Армении. Тогда в восточных районах погибли более 200 тысяч человек. Всего в 1915 — 1922 годах, по данным Армянской церкви, жертвами геноцида стали 6 миллионов армян (английские источники называют цифру 3,5 миллиона).

В сентябре 1922 года кемалисты вырезали в Смирне 100 тысяч греков и армян, а к 1923 году — еще 500 тысяч понтийских греков в причерноморских районах. В 1925-м, 1927-м, 1937-м годах прошли масштабные этнические чистки курдов. В 1937 году Кемаль закрепил в Конституции принцип Milliyetçilik (национализма), как главной идеологии страны. Им ставилась цель тотальной и насильственной ассимиляции нетурецких этносов. Запад сквозь пальцы смотрел на эти зверства.

После 2-ой Мировой Правительство СССР пыталось денансировать Московский договор 1921 года, но этому воспротивилось США, ядерная держава.

Перед Первой мировой войной Османская империя все еще оставалась одной из крупнейших держав эпохи, с территорией примерно 1,7 млн кв. километров, включая такие современные государства как, собственно, Турция, Палестина, Израиль, Сирия, Ирак, Иордания, Ливан и часть территории Аравийского полуострова.

Первая мировая война 1914-18 произошла между двумя блоками государств: австро-германским (Германия, Австро-Венгрия, Турция, с 1915г. – Болгария) и Антантой (всего 34 государства, ведущие Великобритания, Франция, Россия, с 1917г. – США, как всегда, поспевшая к дележке завоеваний).

К сентябрю 1916 года Россия могла задействовать только на Кавказском фронте примерно 700 000 солдат, а к 1917 году русские войска значительно продвинулись вглубь Турции, и от полного разгрома ее спасла лишь начавшаяся в России революция.

Заслуженным призом по итогам победы в Первой мировой Россия считала аннексию Стамбула и Проливов.

Министр иностранных дел России Сазонов 26 сентября 1914 г. направил правительству Франции и Англии официальную записку, в которой излагалась точка зрения российского правительства по вопросу о целях Антанты в ходе начавшейся на Балканах войны. В ней говорилось, что «турки должны остаться в Константинополе и его окрестностях», но Россия должна получить гарантии свободного прохода через проливы. Прямых притязаний на проливы и прилегающую турецкую территорию тогда ещё не было. Они возникли на государственном уровне после выступления Турции на стороне Германии.

12 марта 1915 года Лондон официальной нотой гарантировал передачу России города Константинополя с прилегающими территориями, которые включали в себя западное побережье Босфора и Мраморного моря, Галлипольский полуостров, Южную Фракию по линии Энос — Мидия и кроме того восточное побережье Босфора и Мраморного моря до Исмит-кого залива, все острова Мраморного моря, а также острова Имброс и Тенедос в Эгейском.

Еще в годы войны страны Антанты разработали планы раздела Османской империи и заключили секретные договоры об этом. Так, в 1916 г. в Петрограде, одним из предметов переговоров с участием английского и французского представителей Сайкса и Пико была судьба Армении. Было решено, что северная часть Армении отойдет под русский контроль, а южная - под французский.

Россия должна была бы приобрести Восточную Пруссию, территорию нынешней Словакии, восточную Галицию. С частью восточной Германии приросла бы и Польша.

Когда  к власти в России пришли большевики (как мы теперь знаем не без помощи еврейского капитала), они провозгласили новый принцип: "Мир без аннексий и контрибуций" и отказались от всех секретных договоренностей царского правительства. После этого Россия перестала быть претендентом на "наследство" Османской империи. Но практически в это же время на арену выходит еще одна великая держава, которая оказалась в стане победителей в Первой мировой войне, и которая имела свои планы относительно будущего Турции и ее владений - США.

В 1917 г. в составе американской администрации было создано Исследовательское бюро (Inquiry), целью которого было изучение  положения в Европе и Азии и определение интересов США в этих регионах и приемлемых для американцев условий будущих мирных договоров с побежденными странами. Фактически это бюро стало действовать под руководством личного советника президента Вильсона полковника Э. Хауза. В меморандуме Исследовательского бюро (Inquiry) от 22 декабря 1917 г. говорилось: "Необходимо освободить подчиненные нации Османской империи от угнетения и плохого управления. Это предполагает, по крайней мере, автономию для Армении и защиту Палестины, Сирии, Месопотамии и Аравии со стороны цивилизованных наций".

В январе 1918 г. Вильсон опубликовал "14 пунктов". Одним из основных положений их был отказ от всех секретных договоров союзников, заключенных без участия США. За благородными целями и словами стояли интересы американских  нефтяных компаний, которые хотели иметь доступ и влияние на нефтеносные районы Ближнего Востока. Но на эти территории имели свои притязания англичане с французами, и во время  войны они уже предварительно договорились о разделе. Хотя формально США и объявляли войну Турции, фактически боевых действий с турецкими войсками американцы не вели. Союзники пытались использовать этот момент и не дать участвовать американцам в разделе турецкого "наследства".

11 ноября 1918 г. закончилась Первая мировая война. Осенью 1918 г. британское правительство, рассчитывая, что американцы смогут умерить французские претензии на Сирию и Палестину, решило допустить США к дележу турецкого "наследства". В январе 1919 г. начала свою работу Парижская мирная конференция. В секретном документе от 21 января "Предварительные рекомендации президенту Вильсону исследовательским отделом американской делегации на мирной конференции" говорится, в частности, что рекомендуется создание армянского государства. Территория предполагаемого армянского государства охватывает почти всю Восточную Анатолию до хребтов Тавра и Антитавра с выходами к Черному и Средиземному морям. Главным черноморским портом должен был стать Трапезунд, а средиземноморским - Адана.

По взаимному соглашению сторон Великобритания должна была получить Палестину и Месопотамию с Мосулом, Франция - Сирию и часть Киликии, США - Константинополь, Проливы и Армению. Фактически это означало, Соединенные Штаты должны были "отработать" свое участие в ближневосточных делах путем проведения крупномасштабных военных акций против Советской России через Проливы и Закавказье, а также навести порядок в Турции, где разворачивалось национально-освободительное движение, но поучавствовав в дележе, США в войну фактически так и не вступило.

Американский президент Вудро Вильсон в 1918 году предложил три принципа раздела Османской империи: суверенитет для турецкой части империи; безопасность жизни и автономное развитие для всех нетурецких народностей; открытие проливов в соответствии с международными гарантиями свободного прохода для всех судов.

Лидер турецкой армии в войне за независимость, бывший османский генерал Мустафа Кемаль-паша Ататюрк, осознав окончательную гибель османского государства, отказался от притязаний на арабские земли бывшей Османской империи. Очагом турецкой государственности была провозглашена Анатолия. Населенные преимущественно арабами земли были распределены между Великобританией и Францией на мандатной основе, появились контролируемые французами Ливан и Сирия, и подконтрольные британцами Ирак, Трансиордания, Палестина и Хиджаз. Последний уже позже будет завоеван эмиром Неджда Ибн Саудом и войдет в состав государства Саудов.

В 1920 году был заключен крайне жесткий для побежденной Османской империи Севрский договор. Согласно ему, Анатолия также подлежала разделу, предусматривалось создание французской и итальянской зон оккупации на юге Анатолии, уступка большой части Западной Анатолии Греции, а также создание двух независимых государств — Армении и Курдистана на востоке и юго-востоке, соответственно. Оставшиеся территории сохранялись за марионеточной Османской империей. Константинополь, будучи одновременно резиденцией халифа и султана, должен был стать международным городом, а проливы, через которые планировалось введение свободного судоходства, передавались под контроль специальной международной комиссии.

В ходе последовавшей турецкой войны за независимость армия националистов разбила вторгшихся в страну греков, распространив контроль правительства в Анкаре на значительную часть территории Анатолии. Националисты заключили соглашение с англичанами, французами и итальянцами и союзные войска покинули Анатолию и Константинополь. Немаловажным было и достижение соглашения с Советской Россией, поддержавшей националистическое правительство Мустафы Ататюрка деньгами и оружием.

Больше всего были разочарованы армяне и курды — первые получили небольшую территорию между Азербайджаном и Грузией, а курдов вообще лишили права на самоопределение.

В международном праве принято считать, что проливы, соединяющие открытые моря и имеющие значение мировых водных путей, должны быть свободными для всеобщего пользования. Плавание торговых судов и военных кораблей через такие проливы не ограничено, так как правовой режим их основан на принципе свободы открытого моря. К таким проливам относятся Гибралтарский, Магелланов, Тайванский, Малакский, Баб-эль-Мандебский и др.
     Правовой режим этой группы проливов установлен Женевской конвенцией о территориальном море и прилежащей зоне 1958 г. Согласно ст. 16 этой Конвенции прибрежное государство не вправе приостанавливать мирный проход иностранных судов через проливы, которые, соединяя одну часть открытого моря с другой его частью или с территориальными водами иностранного государства, служат для международного судоходства. Следовательно, проливы, через которые проходят основные мировые водные пути, должны быть всегда открыты для мореплавания.
     Наряду с этим имеются проливы, которые являются единственными удобными выходами из закрытых морей в открытые водные бассейны. Характерной особенностью этой группы проливов является то, что они дают проход к берегам ограниченного круга государств. Так, Черноморские проливы ведут к берегам Болгарии, Румынии, России, Украины, Турции. Балтийские проливы: Зунд, Большой Бельт и Малый Бельт — ведут к берегам Дании, ФРГ, ГДР, Польши, России, Финляндии и Швеции. Режим Черноморских и Балтийских проливов определяется многосторонними конвенциями.
     По своему значению и расположению сходными с указанными выше проливами являются проливы, ведущие в Японское море, — Корейский, Сангарский, Лаперуза.

В международной практике в понятие «Черноморские проливы» включаются Босфор, Мраморное море и Дарданеллы

Черноморские проливы соединяют закрытое Черное море с открытым Средиземным морем и через Гибралтарский пролив с Атлантическим океаном. Через Суэцкий канал и Красное море они соединяют Черное море с Индийским океаном.
     Особенность Черноморских проливов заключается в том, что они являются единственными путями сообщения черноморских государств с открытым морем. В случае закрытия проливов Черное море фактически оказывается изолированным от других морских театров. Таким образом, проливы — это своего рода «ключи» к Черному морю.

Действительно, закрытие Черноморских проливов не вызывает особого труда. Проливы очень узки. Самое узкое место в Босфоре около 600 м, самое широкое не превышает 3,3 км. В Дарданеллах самое узкое место 1,3 км, самое широкое—около 7,5 км. Глубина Босфора в среднем 50—70 м (наибольшая глубина 121 м). Глубина Дарданелл в среднем около 45 м (наибольшая глубина 104,3 м}. Весь путь из Черного в Эгейское море через проливную зону не превышает 170 миль.

Режим Черноморских проливов — одна из самых старых проблем международных отношений, затрагивающих жизненные интересы всех черноморских держав. В течение ряда столетий эта проблема привлекала внимание также многих нечерноморских государств и в первую очередь Англии, Франции, Греции, Италии и Германии. Проливы неоднократно становились ареной острых военно-политических столкновений.
В 1774 г. в результате победы русской армии и флота в войне с Турцией был подписан
Кучук-Кайнарджийский мирный договор, согласно которому Черное море, проливы Босфор и Дарданеллы провозглашались открытыми для свободного плавания русских торговых судов. Однако вопрос о праве прохода русских военных кораблей через проливы этим договором не был решен. Русские военные корабли получили право плавать через проливы в результате договоров между Россией и Турцией, заключенных в 1798 и 1805 гг. Правда, спустя некоторое время Турция под давлением Франции вновь закрыла проливы для русских военных кораблей.
В 1833 г. по Ункиар-Искелесскому договору русские военные корабли снова получили право проходить из Черного моря в Средиземное. При этом Турция обязалась по требованию России закрывать проливы для военных кораблей нечерноморских держав.
     В дальнейшем, в 1840 г. Англия и Франция добились расторжения двустороннего договора между Турцией и Россией и замены его многосторонней международной конвенцией. Конвенция, подписанная в 1841 г. в Лондоне, значительно ухудшала положение России на Черном море. Она объявляла проливы закрытыми для военных кораблей всех государств на период, «пока Турция находилась в мире». Русский военный флот оказался запертым в Черном море. Вместе с тем Конвенция не давала России никакой гарантии безопасности проливов в случае вступления Турции в войну.

В период Крымской войны 1853—1856 гг. Турция открыла проливы противникам России и дала возможность англо-французскому флоту войти в Черное море и высадить десант в Крыму.
По окончании Крымской войны на Парижской конференции в 1856 г. была подписана Конвенция, подтверждавшая принципы договора 1841 г. Черное море объявлялось «нейтральным». Конвенция ущемляла интересы России в Черном море и фактически, так же как и Конвенция 1841 г., не обеспечивала безопасность проливов. И хотя затем Лондонским договором 1871 г. некоторые статьи Парижской конвенции были отменены и Россия получила в принципе равную с другими государствами возможность для прохода своих военных кораблей через проливы, фактически же это равенство носило чисто формальный характер, так как проход кораблей зависел от усмотрения Турции.
     Закрытие Турцией проливов для русского военного флота во время русско-японской войны 1904—1905 гг. поставило Россию в чрезвычайно тяжелое положение, так как Черноморский флот был лишен возможности участвовать в боевых операциях против японского флота.
     В период первой мировой войны 1914—1918 гг. полностью подтвердилась абсолютная неприемлемость существовавшего правового режима проливов. В самом начале войны, 10 августа 1914 г., когда Турция формально была еще нейтральной, она пропустила через проливы в Черное море немецкие крейсера «Гебен» и «Бреслау», которые затем напали на русский флот и черноморские порты России. В сентябре 1914 г. Турция полностью закрыла проливы для прохода торговых судов и тем самым лишила Россию и ее союзников важнейших морских коммуникаций, ведущих из Черного моря.

Современный режим Черноморских проливов определяется Конвенцией, заключенной на международной конференции в швейцарском городе Монтре. Конвенция подписана 20 июля 1936 г. Советским Союзом, Великобританией, Болгарией, Румынией, Турцией, Грецией, Францией, Югославией и Японией и 9 ноября 1936 г. вступила в силу. В 1938 г. к Конвенции присоединилась Италия.
     Порядок прохода торговых судов через проливы согласно Конвенции в Монтре. Конвенция подтвердила принцип права свободного прохода и плавания в проливах и объявила свободным проход через проливы торговых судов всех стран.
     Согласно ст. 2 Конвенции в мирное время торговые суда будут пользоваться полной свободой судоходства и транзита в проливах днем и ночью независимо от флага и груза без каких-либо формальностей с соблюдением постановлений ст. 3.

Во время войны, если Турция не является воюющей стороной, торговые суда независимо от флага и груза будут пользоваться полной свободой транзита и судоходства в проливах на тех же условиях, что и в мирное время. Если же Турция будет воюющей стороной, то торговые суда, не принадлежащие стране, находящейся в войне с Турцией, будут пользоваться свободой прохода и судоходства в проливах при условии, что эти суда не оказывают никакого содействия противнику и будут входить в проливы только днем. Путь прохода таких судов в каждом отдельном случае должны указывать турецкие власти.

Порядок прохода военных кораблей через проливы регламентируется ст. 8—22 Конвенции. Как уже указывалось, Конвенцией предусматривается резкое разграничение для прохода через проливы кораблей прибрежных и неприбрежных к Черному морю держав.
     Проход военных кораблей прибрежных держав объявлен в мирное время свободным при условии выполнения некоторых требований.

Только черноморские державы могут проводить через проливы подводные лодки в следующих случаях:
1) в целях возвращения подводных лодок, сооруженных или купленных вне Черного моря, к своим базам в Черное море при условии, что Турция заблаговременно будет уведомлена о закладке или о покупке;
2) если необходим ремонт подводных лодок на верфях вне Черного моря при условии, что точные данные по этому вопросу будут сообщены Турции.
И в том и в другом случае подводные лодки должны проходить проливы в одиночку, только днем и в надводном положении.
Здесь следует обратить внимание на то обстоятельство, что начиная с октября по март месяц, когда дневное время суток наиболее короткое, подводные лодки практически не могут пройти через проливы в течение светлого времени одних суток. В первую очередь этому мешает необходимость поддерживать в проливе Босфор и в ряде районов пролива Дарданеллы скорость до 10 уз.
     Даже при максимальной скорости прохода через Мраморное море для прохода всей проливной зоны требуется более 14 ч. Таким образом, в случае выхода ИЗ Черного моря или прохода в это море в указанное выше время года подводные лодки вынуждены (чтобы не нарушать требований Конвенции) проходить один из проливов в светлое время суток, затем в течение ночи стоять на якоре в Мраморном море и с наступлением рассвета следующих суток пройти через второй пролив.

Нечерноморским державам разрешается проводить через проливы только легкие надводные корабли. Они не имеют права проводить корабли, приравненные к классу линейных кораблей, подводные лодки и вообще любые корабли водоизмещением свыше 10000 т или имеющие артиллерию калибром свыше 8 дюймов. При этом общий тоннаж могущих одновременно находиться в Черном море кораблей нечерноморских стран ограничивался 45 тыс. тонн (для одной страны - 30 тыс. тонн), общее количество - девятью (не более),

Военные корабли нечерноморских держав независимо от цели прихода могут находиться в Черном море не более 21 дня.

Военные корабли нечерноморских держав независимо от цели прихода могут находиться в Черном море не более 21 дня.

В военное время проход воюющих держав запрещается полностью

В советское время заход «нездешних» боевых кораблей в Черное море был редкостью. Обычно ежегодно их число не превышало нескольких единиц. Однако после 1991 г. их количество измеряется десятками. Причем нечерноморские державы, видимо, основываясь на праве сильного, зачастую действуют не только на «грани фола», но и явно нарушают Конвенцию.

За последние годы многие наши «партнеры» стали членами НАТО, разместив у себя их, в том числе и морские, базы, поэтому появились силы, внедряющие идею о том, что Черное море со временем станет если не натовским озером, то по крайней мере принадлежащим западному миру.

С 1991 года Турция предпринимает попытки заменить конвенцию внутритурецкими законами и сделать международные проливы своими внутренними водами.



Источники: http://arunion.info/
http://svpressa.ru/
http://www.istfak-nnov.narod.ru/
http://ttolk.ru/
http://rusplt.ru/
http://www.randewy.ru/prot/prot15.html



З.Ы. В интервью программе «Вести недели» Бирюлев спросил Дмитрия Пескова что будет, если Турция закроет проливы. Песков ответил: «Я даже обсуждать такой апокалипсический сценарий не буду.


Tags: геополитика
Subscribe

Recent Posts from This Journal

Buy for 20 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments