?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry



С самого начала было понятно, почему Киев так долго тянул с выполнением минских договоренностей – боялся шокирующих подробностей о «воинах света».

И они, надо сказать, не заставили себя ждать... Не прошло и пары часов после «ченча», как ополченец ДНР по имени Кирилл, рассказал о нечеловеческих пытках которым подвергал его на украинской территории лично депутат-радикал Игорь Мосейчук. «Я из Мариуполя, был осужден на 12 лет. Мосийчук лично меня пытал», — признался боец. Ничего удивительного - ведь все помнят, как сам лидер Радикальной партии подавал пример «невежливого обращения» с сепарами: в телевизионных архивах еще сохранились записи 2014 года, где после расстрела милиционеров в Мариуполе (9 мая) «казак Ляжка» пытает в машине мужчину, обвиняя его в расстреле украинских военных.
Стоит ли удивляться, что примеру своего партагейноссе последовал «Мося»? Зная его биографию активного унсовца и главы Национально-социальной ассамблеи, который к тому же отмотал срок за подготовку к теракту на день Независимости, несложно понять, что вытворял этот неофашист.

Сама жертва «личного врага Кадырова» (так называет себя сам нардеп) не стала вдаваться в подробности, мужчина только признался, что счастлив, наконец, после многомесячной тирании киевской хунты, вернуться на свободу. Сам палач Мосийчук никак не комментирует признания ополченца. Пока боец ДНР рассказывал, каким издевательствам подвергал его политик-радикал, сам «Мося» постил трогательные открытки и рассказывал о «рождественском чуде» по европейскому календарю.

«Сегодня 74 украинских семьи смогли обнять своих родных которые на протяжении последних лет содержались в русском плену! Творить добро, дарить окружающим, особенно детям праздник - вот это и есть то ради чего стоит жить! Недавно Господь повторно даровал мне жизнь, и я сделаю все, чтобы оправдать его доверие!», - пускает праздничные слюни жертва «мотоциклетного теракта» - пару месяцев назад на радикала было совершено покушение, однако вопреки надеждам, взрыв не достиг главной цели, слегка ранив нардепа.

Показательно, что Мосийчук теперь стал стесняться своих «подвигов», однако за него это с удовольствием делают боевые побратимы из «Айдара»: «И что? Если и пытал, то что? А этого преступника по головке надо было гладить? Под этим небом святых нет, и не надо говорить что кто-то хороший, а Игорь плохой», - написал в Фейсбуке поклонник «Моси» - Владимир Хасаев.
источник

О пытках укропами несогласных с их "правлением" пишут много, все случаи фиксируются, возбуждаются уголовные дела, которые станут основой будущего трибунала, но чтобы действующий депутат Рады...

Промолчат ли поборники европейских ценностей, или сделают вид, что опять не услышали, как и все годы, прошедшие после победы укропской гидности (тьфу, слово то какой, одну букву добавь и будет в точку - гНидности).

Вот что писало издание Русская весна в 1 июля 2017 года о подготовке к обмену пленными, которые состоялся только вчера, и то частично:

В преддверии встречи Трехсторонней контактной группы (ТКГ) в Минске 5 июля 2017 года особенную актуальность приобрел вопрос обмена пленными. Как сообщают СМИ, в верификации списка на обмен наметился существенный прогресс, однако не обошлось без затруднений.

Так, украинская сторона, устами своего представителя в ТКГ, Леонида Кучмы, заявляет, что разногласия среди договаривающихся сторон все же присутствуют.

«Есть разногласия по списку, но процесс верификации завершен, все с этим согласились. Есть расхождения в списках, там 5–6 человек. Всегда даже маленькие различия являются проблемой.
У нас, с украинской стороны, никаких проблем, у них (представителей Донбасса – прим. РВ) — на 15–16 человек больше в их списке, чем мы здесь их удерживаем. Договорились, что на следующей встрече, которая будет 5 июля, до 5 июля мы все эти проблемы должны решить и начать процесс обмена
», — заявил он.

Стоит напомнить, что в начале июля представитель ДНР в гуманитарной подгруппе Трехсторонней контактной группе по мирному урегулированию конфликта в Донбассе (ТКГ) Дарья Морозова отмечала, что украинская сторона мешает ДНР завершить верификацию заложников.

«Верификация, проведенная в пенитенциарных учреждениях, завершена не была… Очень часто отказ от продолжения верификации украинская сторона аргументирует тем, что эти люди находятся на свободе. Но на самом деле указанные лица отпущены под личное обязательство или подписку о невыезде, и проблем с доступом к ним нет», — сказала она.

Остается надеяться, что процесс обмена пройдет успешно, и все пленные беспрепятственно покинут территорию Украины — поскольку на третий год войны уже ни у кого не осталось иллюзий о том, что грозит попавшему в руки СБУ человеку.

«До того, как попасть в плен я работал водителем, возил гуманитарную помощь из России, — рассказывает Сергей Н., которого вместе с семьей осенью 2014 г. задержали неизвестные в черной форме. — Оснований для задержания мне так и не объяснили, на мои вопросы никто не отвечал.
Мы простояли больше часа в наручниках, пока не подъехали инспектора ГАИ, которые отвезли нас в управление СБУ… По прибытию нас завели в здание и посадили в какую-то спортивную комнату, пристегнули наручниками и сказали ждать утра
».

На следующий день его повели на допрос. Когда Сергей ответил, что ничего не знает, люди в гражданской одежде начали его избивать.

«Избивали меня несколько часов, били между ног по гениталиям, скручивали и сажали в табуретку, избивая при этом.
После избиения меня завели обратно в спортивную комнату в наручниках, где сбили с ног, и я упал на пол, всю ночь пролежав в наручниках за спиной
», — говорит он.

В результате побоев у пострадавшего было сломано два ребра, однако никакой медицинской помощи он не получил. Утром следующего дня ему с другими задержанными одели пластмассовые хомуты на руки, кульки на голову и посадили в машину. Как оказалось, их перевезли в СБУ г. Харькова.

Уже через час Сергея снова вызвали на допрос, сопровождающийся побоями. «Избивали около 40 минут, после чего отвели обратно в камеру. После этих избиений день или два меня не трогали», — рассказывает он.
Несмотря на то, что никаких обвинений пострадавшему предъявлено не было, отпускать его никто не собирался, Сергей был освобожден в результате обмена пленными лишь зимой 2014 года.
При этом условия содержания в тюрьме были далеки от европейских.

«Кормили нас три раза в день, но еды не хватало абсолютно, и она была плохого качества. В душ сводили только несколько раз за время моего пребывания там», — говорит он.

За время, проведенное в тюрьме, Сергей потерял десять килограмм веса, а вся медицинская помощь, которую он получил, представляла из себя две таблетки анальгина.
При этом никакой возможности обжаловать в суд или прокурору незаконные действия лиц, как и возможности получить помощь адвоката у пострадавшего не было.
К сожалению, случай, приведенный выше, не является единичным. Пытки и угрозы получили широкое распространение на территории Украины, практически приобретя характер массового явления. Особенно отличились в этом плане многочисленные националистические подразделения, к услугам которых с удовольствием прибегали представители украинских спецслужб, когда им требовалось выбить очередное признание.

В завершение стоит напомнить, что с юридической точки зрения такие действия подпадают под пункты 2 с (подпункты I, II) и 2 е (подпункт XI) статьи 8 Римского статута, который рассматривает подобные деяния против лиц, охраняемых согласно положениям соответствующей Женевской конвенции, как грубые нарушения Женевских конвенций от 12 августа 1949 года и относит их к категории военных преступлений.

Нечеловеческие пытки: о пяти кругах ада для пленных на Украине

Продолжая тему военных преступлений украинских военнослужащих, хочется остановиться на роли разнообразных «добровольческих» батальонов в схеме похищений и выбивания показаний, которую СБУ организовала в начале войны.
Большинство случаев похищения и пыток людей, неугодных киевскому режиму, обычно проходили по одному и тому же сценарию.

1) Задержание. Обычно производилось лицами в камуфлированной или черной форме, в балаклавах, часто — без опознавательных знаков или в гражданской одежде. Реже в задержании участвовали военнослужащие ВСУ в форме или сотрудники других силовых структур.
Задержанных сразу начинали избивать, даже если те не оказывали никакого сопротивления. Это нередко приводило, в том числе, к серьезным травмам. Так, у одного из тех, кого задержали сотрудники СБУ осенью 2014 года, при задержании были сломаны ребра с правой стороны, у другого — разбита голова, что сопровождалось сильным сотрясением мозга и сильно повреждена левая нога.
После задержания пленных обычно передавали в руки карателей.

2) Перевозка на базу одного из «добровольческих» подразделений — таких, как «Днепр-1», «Донбасс», «Азов», «Айдар» и других.
При этом нередко перевозка производилась в багажнике или другом не предназначенном для этого месте и сопровождалась избиениями. Имели место имитации расстрела. Так, Геннадию В., вместе с другими неоднократно угрожали расстрелом при задержании и транспортировке.
«По дороге нас выводили в лесополосу для расстрела, но поступил звонок, что с нами кто-то хочет поговорить, и нас повезли дальше», — рассказывает он.

3) Избиения и пытки. Задержанных начинали избивать сразу же по приезду, и обычно издевательства продолжались весь срок пребывания в руках у карателей.
«По прибытии на место нас сразу вытащили из машины и начали избивать, ногами, руками, прикладами и какими-то металлическими предметами.
Я потерял сознание и очнулся тогда, когда кто-то ножом открывал мне рот и пытался что-то влить, при этом я слышал голос, который говорил: «Приведи его в чувство, я хочу чтобы он чувствовал боль»,
— рассказывает Геннадий В.

При этом неоднократно мог имитироваться расстрел, пленным не давали еды, воды, не позволяли спать, а пытки, применяемые украинскими палачами, могли принимать самые изощренные формы.

«Нас опять начали избивать, чем попало, при этом говоря, что мы попали в ад. Я неоднократно терял сознание, приходил в сознание, когда меня тянули по лестнице.
Также меня пытали электрошокером и снимали все на камеру. Все это продолжалось около трех суток, нам не давали спать, пить, есть, заставляли петь украинский гимн, имитировали расстрел. Также имитировали отстрел мужского достоинства, разводили ноги, приставляли автомат, а из другого автомата производили выстрел
», — говорит он.

Но на этом «воины света» не остановились, и в числе прочих пыточных приспособлений применялся также электросварочный аппарат — один провод присоединялся к его пяткам, другой — к половому органу, после чего пропускался ток. Использовались также некие медикаментозные средства. После уколов у пленных начиналась тахикардия, повышалось давление, бросало в жар, затуманивалось сознание, болели суставы.
Иногда пытки сопровождались допросами, но обычно они следовали позже, когда пленных доставляли в СБУ или другое официальное учреждение.

4) Допросы. После т. н. «обработки» в карательных батальонах, задержанных перевозили в одно из официальных учреждений, где следователи СБУ или милиции начинали их допрашивать.
На этом этапе пленные уже испытали чудовищные пытки, поэтому нередко давали ложные показания под угрозой возобновления истязаний.

5) Заключение. На этом этапе пленных передавали в ИВС и СИЗО, заведенные дела направляли в суд.
Даже если суд изменял меру пресечения с ареста на личное обязательство, пленных не отпускали, а наоборот — снова передавали в руки карателям.
«После изменения меры пресечения на нас сразу одели наручники и отконвоировали в СБУ. Там мы переночевали, и утром нас погрузили в автобус и повезли в сторону Харькова… нас пересадили в военный автомобиль, где находилось еще человек 10–12, и в сопровождении бойцов батальона «Донбасс» нас отвезли в расположение батальона «Днепр-1» и разместили в отдельно стоящем бетонном сооружении, где мы пробыли дней 5.
Во время нашего там пребывания нас заставляли заниматься тяжелым физическим трудом, под угрозой расстрела. Корчевали корни деревьев, таскали бетонные плиты, занимались земляными работами т. д.
», — рассказывает Игорь Э.

По факту, в расположении формирования «Днепр-1» был создан настоящий концлагерь, где пленные содержались вплоть до обмена.

На этом этапе издевательства возобновлялись. «Нас снова допрашивали, поместили жить в сарай, заставляли работать, учить гимн Украины, нацистские речёвки, кто не соглашался — стреляли над головами, сажали в ямы, физически издевались, зная, что у всех есть травмы», — говорит Алексей Н.

Все это сопровождалось постоянными угрозами расстрела. Пленных заставляли самим себе копать могилу, ставили на край могилы и стреляли под ноги. Их практически не кормили, спать приходилось на цементе — при том, что осенью по ночам уже были заморозки.
И только после этого пленных, многие из которых к тому времени были в ужасающем состоянии, передавали на обмен.
«После освобождения я находился в больнице им. Калинина на лечении 21 день… До настоящего времени у меня сильные головные боли», — говорит Игорь Э.

Разумеется, что ни одно СМИ и ни одно лицо в нынешней Украине в жизни не признает факты этих немыслимых в любой нормальной стране истязаний. «Честные и независимые» издания будут также радостно рисовать картинки безоблачной европейской жизни, начисто игнорируя другую — реальную жизнь.

Кажется, жителям Украины стоит напомнить об уроках истории, а именно — о судьбе карателей, служивших нацистской Германии. Их преследовали, сажали в тюрьмы и казнили даже спустя десятилетия после окончания войны.
И нынешние украинские каратели вполне могут разделить судьбу своих идейных предшественников.

* Игорь Мосийчук (1972 г.р.) продолжал свою "головокружительную" карьеру в батальоне Азов. С 1994 году член УНА-УНСО, т.е. вся его "сознательная" деятельность проходит под флагом бандеровцев.


Recent Posts from This Journal

Buy for 20 tokens
Buy promo for minimal price.

Profile

rurik_l
rurik-l

Latest Month

























Powered by LiveJournal.com
Designed by Paulina Bozek