Вернемся к вопросу гонений на христиан. Социолог Джордж Янси (George Yancey) пишет о своем исследовании того, что он называет «христианофобией». Он обнаружил, что в целом в США усиления антихристианских настроений нет, однако всплеск антихристианских настроений наблюдается в среде богатых и влиятельных американцев. Приведу отрывок:


"Одна из причин, по которым я занялся проблемой христианофобии в США, заключается в том, что почти никто из ученых ее не изучает. Я убежден, что, если мы не изучим эту разновидность религиозного предубеждения, мы не сможем до конца понять, что происходит в нашем обществе. В определенном смысле мои новые выводы помогают объяснить нынешние культурные войны.


Многие верующие жалуются на рост уровня антихристианской предвзятости в нашем обществе. В ходе исследования мне не удалось обнаружить никаких количественных доказательств этого роста. Но я обнаружил, что его фокус смещается в сторону увеличения социальной власти среди тех, кто ненавидит консервативных христиан. В то время как светлая кожа, мужской пол и высшее образование помогают человеку добиться социального авторитета, богатство существенно увеличивает объемы того вреда, который этот человек может причинить другим. Таким образом, ощущение роста антихристианских настроение объясняется не тем, что число людей, ненавидящих христиан, стало больше. Это объясняется тем, христиан стали ненавидеть больше людей, обладающих властью и готовых применить эту власть против христиан".


Еще один отрывок:


Это значит, что в культурной войне происходят кардинальные изменения. За антихристианской волной стоят влиятельные и богатые люди. Прежде были времена, когда можно было сказать, что бизнес, особенно крупный бизнес поддерживал христиан. Теперь же создается впечатление, что крупный бизнес скорее готов вредить христианам, чем помогать им. Результаты моего нового исследования подтверждают эту точку зрения.


Это ведет нас к очень важному выводу: крупный бизнес не является другом христиан. За некоторыми исключениями, разумеется, богатые не поддерживают консервативных христиан.


Некоторые очень любят изображать нынешнюю культурную борьбу как борьбу между влиятельными христианами и жертвами притеснений. Если говорить об экономической стороне, то все обстоит как раз наоборот. Сегодня христиане, стремящиеся сохранить влияние в обществе, лишены каких-либо экономических преимуществ. И у меня нет причин предполагать, что в ближайшее время ситуация изменится к лучшему.


Таким образом, попытки использовать финансовые ресурсы, чтобы преодолеть христианофобию, обречены на провал. Все они приведут к обратным результатам.


Но это вовсе не значит, что христианам стоит просто сдаться. Мы можем создать экономические предприятия внутри наших сообществ. Насколько это возможно, мы должны ограничить нашу зависимость от мощных экономических институтов. Мы можем попытаться перестать поддерживать их политические интересы и обратить внимание на более мелкий местный бизнес там, где это возможно. В конце концов, зачем давать деньги тем, кто готов использовать свои финансовые ресурсы, чтобы нам навредить?


Нам необходимо задуматься над тем, как мы можем добиться экономического процветания в постхристианском обществе. Мы только что вступили на эти неизведанные территории, и я понятия не имею, что из этого может получиться. Однако я надеюсь, что, признав эту новую экономическую реальность, мы сможем начать дискуссии по вопросу о том, какое направление нам стоит теперь выбрать.


В «Выборе Бенедикта» (The Benedict Option) я описываю тот же феномен: консервативным христианам стоит отказаться от стандартной идеи Республиканской партии о том, что Большой бизнес нейтрален. Он совсем не нейтрален.


Стоит отметить, что финансируемые Соросом группы атакуют традиционные христианские ценности под предлогом отстаивания прав ЛГБТ-сообщества. Возможно, Виктор Орбан вам не по душе, но, когда он говорит об антихристианской политике, которую проводит Сорос, он имеет в виду иммиграцию, которой деятельность Сороса ни в коем случае не ограничивается. Сорос — это один из тех богатых белых христианофобов, о которых пишет Джордж Янси. И нет никаких сомнений в том, что Сорос — не либерал. Однако, как написал Рышард Легутко (Ryszard Legutko), когда механизмы постхристианской либеральной демократии используются для уничтожения традиционной культуры и религии, необходимо каким-то образом давать отпор.


Джордж Сорос только что передал своим фондам 18 миллиардов долларов. Задумайтесь над этим. Каким образом беднейшие страны Восточной Европы, которые не хотят отказываться от своей культуры и религии, могут дать отпор?