?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Окончание. Начало в предыдущем посте.



Мариуполь

Фотографий из Мариуполя нет, так как я ничего не снимал. Да и снимать было нечего.

Жизнь в городе М. была тишайшей. Природные «негаразды» начала июня ближе к концу месяца сменились устойчивой теплой и солнечной погодой. И если не включать телевизор, то ничего не напоминало о Великой Битве украинского народа с мордорским нашествием, которая, согласно передачам неполживого укротелевидения, полыхала буквально в десятке километров от этого полукурортного городка.

В Мариуполе на улицах не видно ни военных, ни военной техники. Весь наличный состав защитников города можно наблюдать на блок-постах, которые перекрывают все дороги, ведущие к нему. Характерной особенностью контингента блок-постов является его исключительно «западенское» просхождение. Очевидно, такой подбор служивых должен подразумевать их полную лояльность действующим властям и исключать тёплые и доброжелательные отношения с местным населением. Тихая ненависть большинства местных жителей к своим «защитникам», в общем, подтверждает правильность такой политики.

А вообще, Мариуполь за три года войны, можно сказать, даже приподнялся в статусе. После того, как от европейской Украины откололся Донецк, Мариуполь явочным порядком начал «исполнять обязанности» областного города. Сюда переехали многие организации областного уровня — УВД, ПФР и другие. В будущем, якобы предполагается, что Мариуполь станет столицей некоего Приазовского края, так как более крупных городов в этой местности уже не осталось. Ближайший — это Запорожье, но там как бы своя область.

Люди, которые мне это рассказывали, казалось, были горды такими перспективами. Правда, было не совсем понятно, что это может им дать в практическом плане, кроме морального удовлетворения.

В остальном, время здесь застыло, никаких видимых изменений с прошлого года не произошло. Ну, разве что какие-то мелочи. За 1000 рублей теперь здесь дают более 440 гривень. И в то время, как местные жалуются на дороговизну и скачущие цены, в переводе на рубли — здесь всё в 2-3 раза дешевле, чем в России. Имею в виду продукты питания.

Раньше такого не было. Естественно, фрукты, овощи, молочка летом в Мариуполе всегда были дешевле, но цена на мясо, колбасы, мясные деликатесы была соизмерима с российской. Теперь баланс нарушился, точно так же, как нарушился баланс между украинскими и российскими доходами.

Ещё одна бросающаяся в глаза деталь — работа морского порта. Ещё в прошлом году с пляжа можно было наблюдать на рейде вереницу пароходов, протянувшуюся за горизонт. Они ждали своей очереди войти в порт на погрузку-разгрузку.

В этом году горизонт чист, а за световой день (или сколько там мы проводили обычно на пляже), можно было наблюдать заход-выход из порта одного-двух судов. В общем, неладно что-то в украинском королевстве.

Зато на поселке Песчаном, на традиционном и самом лучшем в городе пляже, упразднили блокпост. Мало того, на пляже демонтировали колючую проволоку и бетонные надолбы, а также вырытые в песке огневые точки, которые должны были сдерживать высаживающихся здесь путинских десантников.

Ждали три года, но бурятские десантники так и не высадились. А держать солдат на берегу моря в разгар летнего сезона — очевидно, непедагогично даже в укроармии.

Тем более, в этом году на Песчаном пляже решили провести музыкальный фестиваль «MRPL SiTY 2017». Грандиозное мероприятие прошло 7-9 июля. Жаль, что к тому времени я уже покинул благословенную Украину. Судя по новостям, прочитанным позже на местном новостном сайте, организаторы постарались провести это мероприятие максимально ярко и безопасно. Меры безопасности, судя по сообщениям, были предприняты беспрецедентные — в каждый из трёх фестивальных дней примерно 3000 зрителей охраняли около 600 полицейских.

И это правильно, если принять во внимание, что всего в десятке километров от фестиваля героические морские пехотинцы Украины уже четвертый год сдерживают полчища российских орков, рвущихся в Европу прямо по шоссе Новоазовск—Мариуполь.

Впрочем, ещё раз повторю, если не смотреть теленовости, то про войну в Мариуполе не напоминает решительно ничего. А про перемены в плане «гидности» (достоинства), напоминает лишь желто-голубая раскраска всего и вся. Трудно представить себе уличный предмет, сооружение, или деталь пейзажа с относительно ровной поверхностью, которые любовно не раскрасила бы в «жовто-блакытный» колер вездесущая рука украинского патриота.

Правда, нужно отметить, что свежей краски практически не видно. Основная часть уличных интерьеров раскрашена, скорее всего, три года назад, на волне энтузиазма и серьезных евроинтеграционных ожиданий. Поскольку ожидание слегка затянулось, то и краску уже никто не обновляет.

Кстати, насчёт евроинтеграции. Как раз за пару недель до моего приезда украинцы одержали очередную сокрушительную победу — им разрешили ездить в Европу без виз. Жаль, что я не застал — говорят, был грандиозный праздник на государственном уровне. Даже вроде бы объявили выходной день.

Однако уже спустя три недели люди, с которыми мне довелось общаться, совсем про это не вспоминали. Смешно, но они никуда не собирались ехать — ни слушать Венскую оперу, ни пить кофе с круассанами и с видом на Эйфелеву башню. Как-то все на работе. Хорошо ещё, что море под боком — можно выбраться пару раз в сезон на выходные.

А вообще, если не считать неудобства, связанные с проверками на блок-постах, дикими расценками на коммуналку и общим (но некритичным) ухудшением материального благосостояния, жизнь в Мариуполе мало изменилась по сравнению с довоенными временами.

Горячей воды и до войны месяцами не было, как-то привыкли же. Теперь ее не будет больше никогда — тоже беда невелика. То же самое и с отоплением — сколько там той зимы на юге, да и что там за зима — дождь и грязь. А если, конечно, морозы — то можно и в пальто поспать пару дней. Ничего страшного, короче.

Единственное, что пугает — призыв в армию. Тут, конечно, напряг. Хотя и говорят, что по призыву в зону АТО не посылают — народ все равно опасается. Впрочем, в военкоматах существуют определенные расценки за «откос», причем, достаточно гуманные.

Подводя итог, можно сказать, что в «прифронтовом» Мариуполе царит вполне мирная жизнь. Если не смотреть укроновости по «телебаченню», то никаких признаков войны найти невозможно. Тем более что местные жители и сами про нее предпочитают не говорить. Им глубоко пофиг на обстреливаемые города Донбасса, на гибель мирных жителей, это где-то там, далеко. Да и я сам, побыв пару недель в сонном Мариуполе, очень с трудом мог себе представить, что в радиусе каких-то 100 км проходит грандиозная битва, где украинские Воины Света защищают европейский континент от очередного нашествия азиатских орд.

Так что все интернет-пророчества о скором голоде и холоде в украинских городах, ожидания какого-то социального взрыва, похоже, не имеют под собой никакой реальной почвы.

Самое смешное — сами украинцы, с которыми мне довелось общаться, как ни странно, связывают перемены к лучшему («покращення») с перевыборами своего президента. Дескать, выберем себе другого, такого как Янукович хотя бы, и все наладится, все будет как раньше.

И сколько я ни говорил, что уже никогда не будет «как раньше», что Россия к 19-му году уже точно полностью «импортозаместит» Украину, а «фарш невозможно провернуть назад» даже при большом желании, мне кажется, я никого не убедил. Впрочем, людям хочется верить в хорошее, пусть.

Тем временем пришла пора покинуть жаркий и гостеприимный Мариуполь и подумать о том, как лучше выбраться из Украины. Проехав один раз по дорогам Донбасса, я решил, что одного раза вполне достаточно, и нужно искать другой путь. Например, через Бердянск, Запорожье, Харьков.

Чтобы не заморачиваться с большими автобусами, также было решено воспользоваться широко известным в узких кругах сервисом Blablacar. Это, типа сервис попутных перевозок, уменьшение расходов и вообще — стильно-молодежно.

Что такое блаблакар по-украински, а также повесть о том, как мэр Запорожья спас нас из заточения — в следующей главе.

Эвакуация



Если кто не знает, Блаблакар задумывался как сервис попутных перевозок, в плане разделения расходов на бензин между случайными попутчиками. Но, как это часто бывает, через какое-то время он полностью превратился в коммерческую доску объявлений для частных извозчиков самого разного пошиба.

Тем не менее, если иметь в виду неподъемные на Украине (да и в России тоже) билеты на железнодорожный и колесный транспорт, то поездки с помощью Блаблакар все равно выходят сильно дешевле. Тем более — вместо мучений в переполненном потными пассажирами автобусе, можно с комфортом доехать на легковом автомобиле.

Первым этапом решено было добраться до Запорожья, где у нас есть друзья, которых мы не видели с прошлого года. На Блаблакаре найдена подходящая машинка. Ей оказалась скромная «Шевроле-Лачетти», которая за скромные 200 гривень с человека должна была преодолеть 260 км и доставить нас до Запорожья.

Надо отдать должное молодому водителю этого пепелаца — он был предельно точен и вежлив, если не считать скромной попытки усадить к нам на задний диван третьего человека. Впрочем, когда ему было указано, что в его объявлении написано — не более 2 человек сзади — он не настаивал.

Драйвер, однако, приехал не один — сидевшая на переднем пассажирском кресле красавица явно была ему не чужим человеком. Таким образом, погрузив вещи и заняв места, мы отправились в сторону Бердянска.

Несмотря на то, что машинка была явно перегружена, двигалась она довольно резво, принимая во внимание почти сорокоградусную полуденную жару. Преодолев блок-пост на выезде из Мариуполя в сторону Бердянска (документы проверили только у водителя), «шевроле» помчался вдоль побережья, еле касаясь колесами очень неровной дороги.

Создалось такое впечатление, что дорогу последний раз ремонтировали еще при СССР, во всяком случае, следов более позднего ремонта я не увидел аж до самого Запорожья.

Изредка на дороге попадались блок-посты, иногда пустые, иногда с укровояками в пыльном камуфляже. И снова дело ограничивалось проверкой документов только у водителя. Вообще, надо сказать, что нам до самой границы свои загранпаспорта доставать не пришлось.

Не доезжая примерно 70 километров до цели путешествия, «лачетти» начал замедлять свой полет, пока окончательно не остановился на очередном, не сильно крутом, подъеме. Хлопчика хватило только на то, чтобы открыть капот, после чего он сел на телефон и начал кому-то жаловаться на нашу незавидную судьбу. Видно было, что других идей, кроме как ждать, пока машина сама собой остынет на сорокоградусной жаре, у него не было.

Пришлось, естественно, воспользоваться тайными знаниями бывшего владельца советского автопрома и, косвенно, хорошими оценками в школе по физике. Понятно, что предложение «может, включим печку и потихоньку поедем» для этого повелителя айфонов прозвучало бредом перегревшегося на солнце пассажира. Он, не поверив, даже переспросил насчет этой идеи кого-то на той стороне «спасательного провода».

Однако, к его удивлению, «спасатели» одобрили мою рекомендацию, и мы потихоньку тронулись в путь, полностью открыв все окна. Впрочем, температура потоков, вырывающихся в салон снаружи и бьющих в лицо от включенной на полную мощность печки была практически одинаковой. Несмотря на это, через какое-то время «лачетти» сильно взбодрился, снова набрал крейсерскую скорость и снова почти перестал чувствовать неровности сильно усталых украинских дорог.

Таким образом, наш пыльный, потный, но веселый экипаж влетел в город Запорожье, где нас уже встречали друзья. Которые, видя общий перегрев наших организмов, тут же забросали нас заманчивыми обещаниями про горячую и холодную воды, которые, к счастью, лились в этот день из запорожских кранов безо всяких ограничений.

Предвкушая прохладный душ, мы вошли в подъезд, затем — в лифт и нажали кнопку нужного этажа. Лифт послушно закрыл двери, но... и только. Еще не веря своему «счастью», мы стали нажимать подряд все кнопки, но все было тщетно.

Тем временем глаза начали привыкать к лифтовому полусумраку, и уже можно было рассмотреть детали окружающей действительности. Это был «лифт апокалипсиса» в своем классическом, традиционном виде. Изрисованные граффити стены, сожженные кнопки, загаженный неизвестно (и слава богу) чем пол, тусклое освещение и нас — четыре человека с огромной сумкой, обливающихся пОтом в тесном замкнутом пространстве.

Проржавевшую наполовину коробку с динамиком и кнопкой вызова диспетчера разглядели не сразу и ткнули в нее скорее по инерции, чем ожидая, что это чудо техники сработает. Но оно, на удивление, всё-таки работало — откуда-то издалека раздался профессинально-равнодушный женский голос, и мы немного приободрились. Хотя и ненадолго.

Из пространных объяснений мы поняли, что на улице святой праздник Украинской Конституции, поэтому лифты, не выдерживая этого праздника, ломаются один за другим, и дежурная бригада не успевает выезжать на вызовы.

Перспектива провести в лифте несколько часов была не очень привлекательной. Тем более что, хотя у нас в сумке, случайно, и было несколько бутылок вина, но, самое главное, как обычно, не было штопора. Поэтому мы решили спасаться любыми путями.

Следующие минут 20 наш лифт был самым беспокойным местом в квартале, а может — и во всем Запорожье. Отчаянные звонки в тамошнюю службу спасения, с леденящими душу рассказами о задыхающихся в лифту гражданах, приводили только к предложениям продиктовать нам номер лифтовой службы.

Жалобные призывы к проходящим мимо запертой двери свободным укрогражданам, с просьбой принести ломик или топор, также оказались тщетными. Граждане интересовались, не застряли ли мы в лифте, а затем уходили, пообещав вызвать лифтовых рабочих.

Несколько разнообразили ситуацию истошные крики: «Здесь граждане Российской Федерации!! Кто-нибудь вызовите российского консула!!». Это необычное предложение, как было слышно сквозь дверь, кого-то заинтересовало. В очередной раз поинтересовавшись, не застряли ли мы в лифте, и получив злобный ответ, что у нас здесь гнездо, некий мужчина начал названивать по мобильному телефону, а затем ругать кого-то таким отборным матом, что мы притихли, несмотря на льющийся ручьями пот.

«А! Так это ж Вадик, наш сосед», — догадался наконец товарищ, к которому мы и приехали в гости. Информация, которая в следующую минуту просочилась через закрытые наглухо дери, несколько обескуражила: «Никакого Вадика тут нет! Я городской голова, Владимир Викторович Буряк! Как давно вы там сидите?»

Только я раскрыл рот, чтобы сказать, что я — Майкл Джексон, или еще какую-нибудь гадость, как мне полушепотом сообщили, что это и взаправду городской голова (мэр, по-нашему) Запорожья. А находится он здесь, очевидно, потому, что в этом подъезде живет его дочь.

Короче говоря, административный ресурс, как и везде, сработал так, как надо. И уже минут через 5 слегка запыхавшиеся слесари освободили нас из вынужденного заточения. Жаль, что пане Буряк не дождался нашего чудесного спасения, и мы не смогли лично поблагодарить его за неравнодушие и милосердие. Тем не менее, горячая вода в дУше на самом деле была, невзирая на весь энергетический кризис, поэтому мелкие трудности этого дня в дальнейшем вспоминались исключительно со смехом.

А на следующий день предстояло преодолеть заключительный этап квеста под названием «Эвакуация с Незалежной». В вопросе транспорта снова обратились к проверенному жизнью способу — сервису Blablacar. На этот раз были зафрахтованы места в микроавтобусе, который двигался по маршруту Мариуполь — Ростов-на-Дону, через Запорожье, Днепропетровск, Харьков и далее.

С микроавтобусом мы должны были пересечься на выезде из Запорожья в сторону Днепра. Подъехавший почти вовремя «Мерседес» оказался очень замысловатым средством передвижения. Его салон был разгорожен почти пополам старым шерстяным одеялом, наверняка прослужившим в армии лет 25 до самой своей пенсии. В передней части салона находились 8 кресел. Все они были заняты, что нас несколько обескуражило. В кормовой части этого пепелаца было организовано багажное отделение.

Успокоив нас, водила споро установил для нас еще одну пару кресел, тем самым, по-видимому, выйдя их пределов количества пассажиров, предусмотренных водительской категорией В. Однако такие мелочи на территории Украины никого не интересовали, тем более что за все путешествие по незалежной территории мне не удалось увидеть ни одного гаишника. Говорили, что здесь от них избавились по результатам Революции Гидности.

Что касается дорожного покрытия, то после Запорожья оно сильно получше, чем было до него, хотя до Днепра все равно сильно уставшее. После Днепра и до самого Харькова — отличное полотно.

В вопросе перехода границы наш водитель также оказался большим затейником. Мы заподозрили это, когда вместо прибытия на знакомый пункт перехода «Гоптовка», поехали куда-то в сторону заката среди лесополос и кукурузных полей. По грунтовой дороге, между прочим. И чем дальше, тем шуточки про то, что мы сейчас окажемся прямо в России, без всякого КПП, становились все более напряженными. Водила, как мог, всех успокаивал, говорил, что это самая короткая дорога и наименее загруженный КПП.

Помня народную мудрость о том, что обычно самая «ж***па» начинается со слов «я знаю короткую дорогу», я сразу морально приготовился к тому, что легко не будет.

И вот, после очередного поворота из-за лесополосы впереди, наконец, показалось нечто, напоминающее пункт перехода. Перед шлагбаумом стояло 7 автомобилей, мы восьмые. Название «Плетневка» вообще ни о чем не говорило. Сначала появилась надежда, что здесь мы и вправду быстренько проскочим границу. Но когда через час на территорию КПП не заехало ни одной машины, пришло осознание, что народную мудрость не обмануть.

Сначала вообще никого не пускали, а затем появились автобусы с украинскими гражданами, которые ехали по своим делам в «страну-агрессор». «Одесса — Москва», «Запорожье — Москва» и еще штук 5 других, которые пропускались без очереди, И это, не считая пеших странников, которые хотя и проходили границу на своих двоих, но время на паспортном и таможенном контроле тоже занимали.

Таким образом, мы простояли на этом «быстром» КПП битых 4 с половиной часа, пока наконец не въехали на контроль. Насчет пограничного и таможенного контроля я уже писал раньше — здесь было то же самое. Убогая украинская часть с пошарпанными будочками персонала резко контрастировала с российским КПП, где полос проезда было ровно вдвое больше, чем у коллег с Украины. К тому же, кроме основного пункта погранконтроля в большом новом здании, на каждой из транспортных полос имелось свое помещение паспортного контроля. Таможенный контроль тоже можно было пройти прямо здесь, на месте.

Ну, и напоследок не обошлось без «негараздов». Наш водитель минут 15 пытался открыть капот на просьбу российских таможенников. Несмотря на деятельную помощь активных пассажиров и, практически, ангельское долготерпение таможни, капот никак не открывался. Возникло то, что обычно называют неловкой паузой. Автобус вместе с нами отогнали в сторону, и водитель пошел разбираться с таможней. Вернулся он довольно быстро и в слегка расстроенных чувствах. В-общем, по его словам, заплатил он таможне за так и неоткрытый капот. Коррупция, однако.

Так и закончилось моя нынешняя поездка в Страну Запрещенных Одноклассников. Путешествие, надо сказать, сильно на любителя. Если бы не родственники — никогда бы не поехал. Воюющая на полную катушку страна — кому может понравиться?

Даже если она сама с собой воюет.

Recent Posts from This Journal

Buy for 20 tokens
Buy promo for minimal price.

Profile

rurik_l
rurik-l

Latest Month




















Powered by LiveJournal.com
Designed by Paulina Bozek