Так, что же меняет нынешний тендер? Децентрализация украинской газотранспортной системы означает, что она станет открытой для конкуренции. Другими словами, принадлежащие государству газопроводы будут проданы (сначала частично, но впоследствии совершенно определенно полностью) частным компаниям.


Именно здесь Rothschild выступает в качестве «инвестиционного банка». Он будет консультировать Нафтогаз в выборе наиболее подходящих компаний для продажи им долей принадлежащей украинскому предприятию ГТС, то есть должен обеспечить максимально выгодную приватизацию государственного имущества.


Задумка в том, что в итоге украинский газовый узел будет принадлежать уже не государству, а частным предприятиям и, следовательно, инвесторам и банкам вроде Rothschild, который явно не постесняется представить в самом выгодном свете финансируемые (посредством займов, акций и облигаций) или консультируемые им самим предприятия, чтобы извлечь для себя максимальную выгоду.


В результате газовый вентиль будет находиться в руках уже не украинского государства, а частных предприятий и банков, в том числе банка Rothschild (его прошлое в виде кровавых инвестиций с XIX века несложно отследить в сети на сайтах вроде Investopedia или Telegraph).


Украину поделят и продадут по кускам на рынке к выгоде финансистов. Кроме того, с учетом геополитической, стратегической и финансовой значимости украинского газотранспортного узла, страшно видеть, как на него накладывают руки банки с таким кровавым пассивом, как Rothschild.


Стоит помнить, что большинство войн в мире за последние десятилетия (это касается и тех, что еще только готовятся) ведутся в первую очередь ради природных ресурсов (нефть, газ, драгоценные металлы), и что эти конфликты оказываются весьма рентабельными для тех, кто вложил в них средства. Некоторые семьи вроде Ротшильдов сколотили огромные состояния на крови и смерти солдат, которые верили, что защищают родину, хотя лишь помогали другим озолотиться.