?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry



«С точки зрения большой стратегии трудно уйти от того очевидного факта, что русские армии уничтожают больше солдат и вооружения противника, чем все остальные 25 государств объединённых наций вместе взятых...»

Франклин Рузвельт, президент США (1882 – 1945 гг.)

«Я отмечаю продвижение Красной Армии по карте… Естественно, я испытываю колоссальный трепет от той силы, с которой она уничтожает вооруженную мощь врага».

Д. Эйзенхауэр, американский главнокомандующий (1890 – 1969 гг.)

«Умение и агрессивный боевой дух русских солдат вызывают восхищение американской армии...»

Джордж Маршал, начальник американского генерального штаба (1880 – 1959 гг.)

«Мы привыкли к такому противнику, как русские и были поражены контрастом. За всю войну я никогда не видел, чтобы солдаты разбегались так, что только пятки сверкали, хотя даже, по существу, ничего особенного не происходило... В конце концов, пятеро русских представляли большую опасность, чем тридцать американцев. Мы уже успели это заметить за последние несколько дней боев на Западе».

Отто Кариус, немецкий танкист, воевавший как на Восточном, так и на Западном фронте

«Победы в Африке, какими бы быстрыми и важными они ни были, не должны отвлечь нашего внимания от изумительных ударов, которые наносят русские на восточном фронте... Мы поражены мощью русского сопротивления и искусством, с которым оно ведётся. Мы искренне восхищаемся доблестью, стойкостью и патриотическим самопожертвованием русского народа. Подвиги советских Вооруженных Сил, партизан, труды и страдания советского гражданского населения в обороне своего Отечества войдут в историю на все времена».

Уинстон Черчилль, премьер министр Великобритании (1874 – 1965 гг.)

«Россия явилась истинным испытанием для наших войск. Это была тяжелая школа. Человек, который остался в живых после встречи с русским солдатом и русским климатом, знает, что такое война. После этого ему незачем учиться воевать».

Гюнтар Блюментритт, немецкий генерал (1892 – 1967 гг.)

«Они проходили по Москве нескончаемыми колоннами — 57 600 немецких военнопленных. С семнадцатью генералами во главе. Очень многолюдно на тротуарах. Усилители просят толпу сохранять спокойствие. Напрасные хлопоты. Иностранцы поражаются достоинством, выдержкой толпы. А ведь какой другой народ столько вынес от зверств немцев! Летом в хорошую погоду русские надевают белые рубашки и платья светлых тонов. И вот землистая, грязно-серая река побежденных текла между двумя человеческими берегами, как будто сделанными из цветов, и где гул приглушенных голосов напоминал шум летнего ветра. Русские — человечный народ. Перед лицом поверженного врага они смиряли свой гнев. Лица скорее выражали вопрос, чем возмущение. Неужели это шествие оборванцев и есть та армия, которая претендует на завоевание мира? Неужели этот парад завшивевших нищих и есть раса, заявлявшая о своем праве владычествовать над планетой?»

Блок Жан Ришар, французский писатель (1884 – 1947 гг.)

«Сегодня мои ноги совсем не шагали. Я еле переставлял их. Иногда кто-нибудь в колонне падал и уже не мог встать. К упавшему тотчас подскакивал наш переводчик (из таких же пленных) и начинал орать, а то и пинал ногами. «Проклятая свинья», - выругался на переводчика ветеринар. «Я еще ни разу не видел, чтобы красноармеец ударил пленного, а этот мерзавец лупит почем зря...» И действительно, советские солдаты, сопровождавшие колонну пленных, вели себя очень корректно. Красноармейцы подгонял нас лишь криками «Давай-давай», не больше. А если какой-нибудь пленный падал, русский солдат подходил к немцу, помогал ему встать, а потом докладывал своему офицеру о случившемся. И обессиленный немец получал место на санях!»

Отто Рюле, немецкий военврач

«Пленные поняли, какой особый народ русские. Все рабочие, а особенно женщины, относились к нам как к несчастным, нуждающимся в помощи и покровительстве. Иногда женщины забирали нашу одежду, наше белье и возвращали все это выглаженным, выстиранным, починенным. Самое удивительное было в том, что сами русские жили в чудовищной нужде, которая должна была бы убивать в них желание помогать нам, их вчерашним врагам».

Бергер Отто, австрийский военнослужащий, после 1945 г. находился в советском плену

«Русские прежде всего заботятся о налаживании нормальной жизни города и об обеспечении населения продовольствием. Вы знаете, меня тронуло это мероприятие русского командования. Я уже дважды плакал в присутствии своих детей».

Штиммен, немец (1945 г.)

«3 января с фронта приезжал в отпуск мой сын. Он служил в частях СС. Сын несколько раз говорил мне, что части СС в России творили невероятные дела. Если придут сюда русские, то они не будут вас «обливать розовым маслом». Получилось иначе. Побежденному народу, армия которого так много причинила несчастья России, победители дают продовольствия больше, чем нам давало свое правительство. На такой гуманизм, видимо, способны только русские».

Елизабет Шмеер, немка (1945 г.)

«После опубликования новых норм питания жителям Берлина все врачи находились в возбужденном состоянии и просто торжествовали. Мы не ожидали такого великодушия к немецкому народу, который заслуживает наказания за тот вред, который он причинил русским».

Шефер, немецкий врач (1945 г.)

«Все говорят, что такие высокие нормы нас поразили. Особенно высокие нормы на хлеб. Каждый понимает, что мы не может претендовать на такое питание, которое установлено русским командованием, поэтому с приходом Красной Армии мы ждали голодной смерти и отправку оставшихся в живых в Сибирь. Население опасается только одного - не перейдут ли эти районы американцам и англичанам. Это будет крайне неприятно. От американцев и англичан ждать хорошего не приходится».

Бургомистр одного из немецких городов

«Все же то, что национальное величие существует реально, очевидно; и то, что русский народ обладает им в высшей степени, не вызывает сомнений. Нигде на поверхности земли слабое пламя веры, достоинства и людского милосердия не трепетало так прочно под напором ветров, рвавших его на части; оно не погашено сегодня даже в глухих уголках русской земли; и кто бы ни изучал борьбу русского духа в продолжение столетий, он может только склонить голову в восхищении перед теми русскими людьми, которые пронесли этот свет ценой самопожертвования и страданий».

Кеннан Джордж, американский посол в СССР (1904 – 2005 гг.)

«Я хочу провозгласить тост в честь самого важного человека во второй мировой войне. Джентльмены! Предлагаю выпить вместе со мной за рядового солдата великой Красной Армии!»

Джон Эйзенхауэр, американский военнослужащий

«Недавно я беседовал с вашим генералом Андерсом, и мне кажется, что он тешит себя надеждой, что после разгрома Германии союзники затем разобьют Россию. Это сумасшествие. Русских разбить невозможно!.. В вашем упорстве вы не видите того, чем рискуете... Я не буду заниматься вашими делами. Думайте о них сами, если вы хотите оставить на произвол судьбы ваш народ. Если вы хотите завоевать Россию, то действуйте самостоятельно. Вас следует посадить в больницу для умалишенных...»

Уинстон Черчилль, премьер министр Великобритании (1874 – 1965 гг.)

«Я не хочу умереть, не увидев счастливую Европу. Не увидев, как два слова, которые непреодолимая сила с каждым днем растаскивает все дальше друг от друга, – слова «Россия» и «Счастье» – вновь встретятся на моих губах… И вот в день, когда я увижу, как вновь окрепший мир наденет, как ордена, слова «Россия» и «Счастье», я хотел бы умереть».

Жан Жироду, французский писатель (1882 – 1944 гг.)

«На улице шумно. Проезжают танки и автомобили славной русской армии. Ребята усталые, запыленные. Всюду ликование. Слышны крики: «Ура!», «Слава!», машут сотни рук. При виде каждого танка поднимается буря приветственных криков. Когда колонна останавливается, один из русских солдат начинает играть на гармони, несколько его товарищей пляшут. Танки засыпаны цветами сирени…»

Ярослав Вацата, чешский служащий (1945 г.)

«Россия - это сама жизнь!»

Жан-Ришар Блок, французский писатель (1884 – 1947 гг.)

«Жить по совести – это по-русски».

Уинстон Черчилль, премьер министр Великобритании (1874 – 1965 гг.)

«Предсказать, как поведет себя Россия, - невозможно, это всегда загадка, больше того - головоломка, нет - тайна за семью печатями».

Уинстон Черчилль, премьер-министр Великобритании (1874 – 1965 гг.)

«Я предвижу громадную будущность России. Конечно, и ей придется пройти через известные встряски и, может быть, тяжелые потрясения, но все это пройдет, и после того Россия воспрянет и сделается оплотом всей Европы, самой могущественной, может быть, во всем мире державой».

Теодор Рузвельт, президент США (1858 – 1919 гг.)

«Что касается людей, то у них хороший цвет лица и эта чисто славянская мощность. Никаких признаков физиологического упадка. Это первое впечатление сильной расы, крепкого народа. Всюду наблюдается массовое движение вперед».

А. Монзи, французский сенатор (ХХ в.)

Я всем сердцем полюбил русский народ за то главное, что в нем есть — за мужество, честность, свободолюбие, за самые передовые идеи нашего времени. Поэтому-то мне доставляет величайшую радость каждый успех, которого он добивается».

Лакснесс Хадльдоур Кильян, исландский писатель (1902 - 1998 гг.)

«Молодой 27-летний русский парень - Юрий Гагарин. Он облетел вокруг всего мира. Пронесся над океанами и континентами. Сообщив просто: «Полет проходит нормально. Чувствую себя хорошо». Кого не расшевелит такое мощное достижение?.. Сегодня мы чествуем русских – и Дикую утку – так переводится фамилия Гагарин. Сын плотника, сегодня – в то время как мир лежит у его ног – он шагает по Земле, как величайший, храбрейший первопроходец в истории».

Тони Майлс, английский журналист (1961 г.)

«Существует ли какая-либо отрасль, в которой мы сможем догнать русских? Что можно сделать? Можно облететь Луну раньше их? Можно запустить человека на Луну раньше их?.. Можно ли их перегнать?.. Есть кто-нибудь, кто бы мог сказать, как их догнать! Давайте найдем кого-нибудь, кого угодно. Мне все равно, будь это даже сторож, но чтобы он знал, как это сделать!»

Джон Кеннеди, президент США (1917 – 1963 гг.)

«Всех нас позвал в космос Гагарин!»

Нил Армстронг, американский астронавт

«В этом Дальнем Востоке есть нечто от американского Дальнего Запада, в этом «истерне» есть что-то от «вестерна»: мужество людей, освоение новых земель, приключенческий дух, стремительный рост новых городов, широта размаха. Но в «истернах» нет кабаков, проституток, бешеной скачки по главной улице поселка, нет шерифов, нет истребления краснокожих, нет стрельбы из пистолетов по бутылкам; и не надежда напасть на золотую жилу привела эту молодежь в край, где семь месяцев в году стоит мороз, где юноши и девушки, инженеры и землекопы, шоферы и бетонщики работают то при сорока градусах мороза, то в пятидесятиградусную жару».

Андре Вюрмсер, французский журналист (1899 - 1984 гг.)

«Вы не говорите об основном. О вашей первенствующей роли в мире. В 1939 г. вы, русские, были умными, а мы, японцы, дураками. В 1949 г. вы стали еще умнее, а мы были пока дураками. В 1955 году мы поумнели, а вы превратились в пятилетних детей. Вся наша экономическая система практически полностью скопирована с вашей, с той лишь разницей, что у нас капитализм, частные производители, и мы более 15% роста никогда не достигали, а вы же — при общественной собственности на средства производства — достигали 30% и более. Во всех наших фирмах висят ваши лозунги сталинской поры».

Хероси Теравам, японский миллиардер (1991 г.)

«Должен сказать, что нигде не встречал лучшего типа женщин и мужчин, чем в русских деревнях, и даже среди рабочих. И я всегда чувствовал себя среди них в полной безопасности».

А. Саймонс, американец (ХХ в.)

«Я хочу сразу сказать о красоте русских женщин: я знаю их тридцать лет, поэтому это для меня не новость».

Пеле, бразильский футболист

«Русские женщины одеваются женственно, двигаются женственно, разговаривают женственно. Чаще всего — но не всегда — они делают это совершенно бессознательно, это некое требование общества к ним. Все их существо дышит иной чувственностью, нежели моя и моих финских сестер по полу. Мы-то практически родились в резиновых сапогах... У большинства русских определенно есть стиль и вкус, и они одеваются элегантно, подчеркивая свою индивидуальность. В целом гораздо лучше, чем финки. Русским женщинам присуще то очарование, которое резко отличает их от других женщин, особенно скандинавских. Это качество может привести мужчин-иностранцев в совершенный восторг. Особенно скандинавских мужчин. Мои финские друзья-мужчины чуть шею себе не свернули, когда навещали меня в Москве: здесь слишком много стильно одетых девиц на выданье, их можно рассматривать постоянно. «Сколько вообще красивых женщин в России? Это же невероятно!» — переводит дух мой приятель Андерс на второй день своего пребывания в Москве. Он говорит, что женщины в России красивы иначе, нежели в Финляндии. Они просто-напросто больше женщины. Более мягкие, эмоциональные, а главное — у них гораздо лучше развито чувство пола».

Анна-Лена Лаурен, финская журналистка
источник

Recent Posts from This Journal

Buy for 20 tokens
Buy promo for minimal price.

Profile

rurik_l
rurik-l

Latest Month

October 2017
S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    



















Powered by LiveJournal.com
Designed by Paulina Bozek